Барашек
Хамство, агрессия, жестокость, наезды, оскорбления, унижения – такие же натуральные обитатели человеческих джунглей (российских не в последнем ряду), как хищники, змеи, опасные насекомые, неприкасаемые растения, невменяемые обезьяны и неприрученные дикари джунглей природных. Что в реале, тостопицот раз в виртуале, где эта живность особо активна и разнуздана по причине недосягаемости для реального наказания. Высунься чуть заметнее, да и просто чуть – сразу тебя поспешат искусать, обгадить, полетят камни, отравленные стрелы и ядовитые слюни. Пора привыкать – и обзаводиться средствами профилактической самозащиты и самопомощи в случаях, когда профилактика не срабатывает.
Принимать все близко к сердцу – такая же детская глупость, как принимать все на веру. Другое дело – принимать все поближе к уму. Вот давай, кстати, уразумеем, что же это значит: "принимать все близко к сердцу" и "быть излишне ранимым".
Вот что: быть эмоционально зависимым.
От кого эмоционально зависимым? От чего?
Твой случай: вполне обычная зависимость от людей, от их отношения, от мнений о тебе, от оценок реальных или воображаемых. Оценочная зависимость от людей, с которыми общаешься или мимолетно контактируешь; или даже и не общаешься и не контактируешь.
Пожизненный Ребенок в нас ждет, надеется, хочет и требует, чтобы все относились к нему по-доброму, а не по-злому, по-хорошему, а не по-плохому, по-человечески, а не по-звериному. Чтобы так же относились и к тому, что для него свято и дорого, к тем, кто дорог и свят, потому что и это входит в состав детского Я. Мир, в котором мы с детства естественно хотим жить, – мир доверия, радости и любви. А реальный мир... Он в высшей степени многообразен: добрый и злой, прекрасный и ужасный, восхитительный и отвратительный, защищающий и опасный, такой и эдакий – все в нем есть, кроме постоянства и надежности.
Быть в эмоциональной зависимости от всего и всех – значит не быть защищенным ни от чего и ни от кого, не иметь душевного иммунитета. Страшно и глупо. Не иметь никакой эмоциональной зависимости, ни от кого и ни от чего – значит быть не живым существом, а роботом или мумией. Страшно и скучно.
Избирательность и ограничение, разумная мера эмоциональной зависимости – возможно ли?
Да, возможно. Четкая избирательность и гибкая мера, подсказываемые вниманием к себе и к другим – не меньшим, чем к себе. Границы и мера. Устанавливаются мыслью и опытом в содружестве с освобожденной душой.
Что такое психологический иммунитет? Эмоциональный, душевный иммунитет?
Как и биологический: служба внутренней безопасности – система защит от ненужных и опасных воздействий. Состоит, условно-упрощенно, из брони и бальзама. Броня – мозговой блок-пост, входной диагностический фильтр-барьер, не позволяющий (или после проверки позволяющий) внешним воздействиям проникать вовнутрь – к чувствам, к эмоциям. Работает быстро или никак. Бальзам – средства нейтрализации нежелательных воздействий, все-таки прорвавшихся сквозь броню – пробивших, грубо говоря, подсознанку. Работают медленно, иногда годами, но могут и быстро.
Пример. Однажды мы с двумя друзьями-коллегами, Львом и Инной, пошли по моей инициативе в кинотеатр посмотреть триллер, который нам нахвалили: режиссер знаменитый, актеры сильные, сюжет лихо закрученный. Фильм оказался, действительно, сработанным мастерски, но содержательно так себе. Каждый из троих среагировал по-своему. Я с холодноватым вниманием следил, "как это сделано". Лев скучал, под конец уже и на экран не смотрел, почти задремал. Инна же, человек эмоциональный, горячий и артистичный, смотрела с детским захватывающим интересом, затаив дыхание, с тихими ахами, со слезами на глазах в хэппи-энде... Мы со Львом это видели и, покидая кинозал, молча переглянулись и легкими кивками показали друг другу, что портить удовольствие Инне своими оценками не будем. Молчим – и вдруг Инна, утерев платочком остатние слезы, глубоко вздыхает и, словно очнувшись, произносит брезгливо: "Ф-ф-фу, дрянь какая. И зачем ты, Володька, нас сюда затащил?" Дружно грохнули смехом.
Понятно: у нас со Львом броня была наготове, у Инны – нет, эмоциональное воздействие произошло, подсознанку прошибло, вошла в транс; но вслед за этим с завидной скоростью подоспел внутренний бальзам – включилось критическое сознание.
– Что же ты с таким наслаждением смотрела эту дрянь, аж слезу пустила? – спросил я Инну.
– А я всегда так: сначала включаю правое полушарие мозга (считающееся, по крайней мере, у правшей, более причастным к эмоциям – ВЛ), потом левое. Иначе ни то ни се получается.
Намотаем на ус: если во время конфликта броня не сработала – не получилось проигнорировать оскорбление, пропустить мимо чувств, отнеся к невменяемости или убожеству оппонента, или сразу дать в морду, виртуально или реально, – то здравый способ жить дальше только один: воспользоваться бальзамом, который всегда с тобой – включить другое полушарие мозга, побыстрей осознать произошедшее, осмыслить – и эмоционально забыть. Отвлечься. Заняться чем-то более полезным, чем пережевывание переживаний. Чем-то приятным и плодотворным. Чтением, спортом, учебой, природой, наукой, работой, любимым делом, игрой, музыкой, заботой о ближних, смехом, любовью...